Истинный путь

Истинный путьПредисловие от автора

 

Этот мистически-философский рассказ возник благодаря знакомству с историей и мировоззрением Катаров (Чистые), которые считали себя носителями истинного учения Иисуса. Ее последователи отвергали Ветхий завет и полагали, что он от дьявола, а католическая церковь у него на службе. Именно поэтому за подобные еретические учения эту христианскую ветвь уничтожила католическая церковь. К концу 13 столетия катаризм практически прекратил свое существование. Поэтому не стоит мой рассказ воспринимать как оскорбление чувства верующих. Он может быть местами по-Достоевски жесткий и по-Чеховски обличителен, но все же является посылом к размышлению, что в каждом человеке изначально заложены начала добра и зла, а значит даже церковь может стать омутом, где водятся черти. Также, написанию этого рассказа способствовала песня «Тайга» российской певицы Ваенги.

Любые совпадения случайны и рассказ является фантазией автора.

Постскриптум.

Не спешите меня винить в неграмотности и исправлять приставку «без» на «бес». С недавнего времени отношу себя к сторонникам идеи, что кто-то определенно с какой-то дурной целью исказил наш язык. Пора прекратить плодить «бес»ов в русском языке.

 

Глава 1. Исход

 

Стоял прекрасный морозный декабрьский день. Солнечный и немного ветреный. Замечательный город Братск, расположенный на берегах Братского и Усть-Илимского водохранилищ, образованных на реке Ангара жил своей обычной сибирской жизнью. Его жители совершенно не подозревают, что события этого дня станут значимыми для города, матушки Сибири и, конечно же, России. Подходило к концу тысячелетнее правление антихриста на земле.

В квартире по адресу: ул. Курчатова, дом 78, в квартире 88, в комнате с видом на залив Курчатова, после обеденной трапезы в теплой постели мирно спал Роман. Ему было 33 года. С виду моложавый, но в волосах проглядывала седина, которая намекала на богатый жизненный опыт и достаточно сложные этапы жизни. Многочисленные татуировки не украшали его крепкое и сильное тело, а словно шрамы создавали, в какой-то степени, отталкивающий вид. Однако это его не лишало некой привлекательности. Если Роман выходил из дома в костюме, то дамы частенько задерживали на нем свой взгляд, а некоторые вовсе не отрывали жадных глаз. Он хорошо ощущал эти взгляды и в какой-то степени в душе радовался, но держал себя в руках, так как более не играл с этими шулерами в игру под названием любовь. В последний раз игра в семейные отношения была проиграна, оставив в душе достаточно сильный и неприятный осадок. После чего он более не желал ограничивать себя в жизни, вешая на шею женский хомут. Свобода надолго пленила его возможностью быть независимым от чужого восприятия мира, ценностей и желаний.

Ему снился очередной сон про близких людей, давно ушедших из жизни. Он ценил, эти сновидения и в какой-то степени винил себя за неспособность владеть собой во сне. Словно запертый зритель в собственной оболочке, не имеющий возможности крепко обнять родных и сказать, как сильно любит их, что просит прощения за причиненные обиды и не оказанную помощь в трудную минуту. Все действия во сне происходили не по его сценарию. Неизвестный режиссер сновидений не давал ему вести свою роль в полной мере, и это сильно удручало его. После таких снов Роман часто ходил мрачным с тихой болью на душе. В этот раз снился давно погибший отец.  На нем был повседневный офицерский мундир защитного цвета. На погонах сверкали капитанские звезды с петличными знаками ПВО. Перед ним лежал чертеж, и он что-то рассчитывал с помощью логарифмической линейки. Не отрываясь от работы, отец заговорил:

— Ром, я не просто ругаю тебя за математику. Ты пойми, она присутствует на всех уровнях жизни человека. От нее очень многое зависит. К примеру, от расчетов нашего секретного отдела метрологии зависит насколько точно ракета будет поражать воздушную цель. Малейший просчет и вся советская противовоздушная оборона будет неэффективна против воздушных целей. Знание математики дает большие возможности самому человеку и конечно помогает развитию технологий. Через десять лет наши ракеты станут вчерашним днем, так как уже идет работа над энергетическим оружием, — отец оторвался от чертежа и посмотрел внимательно на сына. После чего его нахмуренный взгляд обратился за спину Романа.

— К тебе важная гостья пожаловала. Вижу, она в совершенстве владеет не только математикой, но и квантовой физикой. Я восхищен твоей гостьей.

Внезапно отец исчез и Роман осознал, что произошло резкое кардинальное изменение. Его бессознательный сон сменился каким-то странным пограничным состоянием. Он ощутил, что в полной мере осознает суть происходящего как наяву, но потерян контроль над телом. Неимоверно сильное чувство страха словно оковы сковало его. Попытки встать с постели или просто пошевелиться были тщетны. Граница между сном и явью как бы перестала существовать. За окном уже стемнело. В комнате царил привычный мрак, слегка рассеянный лунным светом, но вот в правом дальнем углу комнаты, темнота начала сгущаться. От чего она становилась какой-то нереальной. Словно сама тьма бросила вызов свету и поглотила часть комнаты. Вдруг в этом кромешном мраке что-то слабо замерцало. Постепенно начал проявляться человеческий силуэт, от которого шел не яркий золотисто-теплый свет. Это была женщина в голубом платье-тунике, поверх которого алый мафорий покрывающий голову. Она была прекрасна и ужасна, так как её лик постоянно менялся. Красивое женское лицо достойное кисти именитых художников эпохи Ренессанса периодично менялось на белый череп с пустыми глазницами. В левой руке она держала земной шар. На груди висел т-образный крест, который обвивал восьмеркой змей кусая себя за хвост.

— Я есть Жизнь, Смерть и Бесконечность перерождений, — внезапно вспыхнувший свет из глаз на миг рассеял тьму, словно ее никогда не было в природе. Было в этом свете что-то родное, теплое, в тоже время властное и неумолимое.

Она не говорила, но словно шептала. Отчетливо и четко. Пронизывая каждым словом сознание, отчего Роман испытывал благоговейный страх.

— Пришло время начать свой истинный путь к Богу, — в этот момент словно кинолента перед его глазами замелькали образы города, местного железнодорожного вокзала, вагон поезда с табличкой «Братск-Северобайкальск», купе с видом меняющегося пейзажа, небольшая станция у склона холма и бревенчатый дом с массивной входной дверью.  Было ощущение, словно он уже проделал этот путь и ему просто показали эпизоды свершившейся поездки. Роман словно лошадь после забега жадно хватал воздух, каждое слово и зрительные образы.

— Поспеши, он ждет тебя, — она подняла правую руку, указав пальцем куда-то вперед, и тут же снова тьму рассеяло внезапной вспышкой света, но уже из пустых глазниц черепа.

— Будь осторожен и внимателен. Тьма сгущается вокруг тебя, — красивый лик девы застыл и взгляд прекрасных глаз, как острый нож насквозь пронзил душу Романа.

Словно само время и бытие внезапно схлопнулись в той точке, где только что была незваная визитерша. В этот же момент, с криком, жадно хватая воздух, Роман вскочил на ноги, вжавшись спиной в стену за кроватью. Дальний правый угол комнаты освещал лунный свет льющийся из окна. Тени привычно легли на поверхности интерьера придав объем контурам кресла с журнальным столиком и торшером, словно так всегда было, а все увиденное являлось сном. Роман тяжело дышал, как будто только что совершил марафонский забег. Тело обжигало липким холодным потом. Он включил прикроватный светильник и внимательным настороженным взором осмотрел комнату. После чего тряхнул головой словно прогоняя наваждение.

— Уф… приснится же, — сказал Роман и, не подходя близко к углу, побрел в ванную комнату, чтобы холодной водой смыть пот с тела, и прийти в себя.

Минут через 15 он вышел из ванной комнаты, буквально излучая свежесть и бодрость. Подойдя обнаженным к комоду, открыл ящик с нижним бельем. В этот самый момент, рядом лежащий смартфон ожил, противно заквакав.

— Вот только тебя еще не хватало.

Недовольно буркнул Роман и, не глядя в смартфон, провел пальцем, чтобы скинуть звонок, но вместо этого по ошибке сделал жест «ответить».

В комнате зазвучал знакомый женский голос, который он давно уже ненавидел. Однако слух мгновенно уловил странные страждущие похотливые ноты в нем. Отчего он обронил трусы и с удивлением уставился в экран смартфона, где увидел бывшую полуголую жену, а точнее ее бюст.

— Привет, Ром. Хочу очень увидеть тебя, — ее руки мяли обнаженную грудь. Из-за мрака было видно только тело с руками.

— Ты там перепила что ли? — удивленно, но без злобы спросил Роман.

Они давно не общались и на то были веские причины, так как все общение сводилось к тому, что каждый раз она пыталась заявить права на вещи, приобретенные в браке.

— Я хочу тебя прямо сейчас. — послышался слабый томный стон бывшей и ее пальцы сжали розовые соски.

— Это конечно все интересно, но твое тело и хотелки слишком дорого обошлись мне.

Он уже хотел отвести взгляд и сбросить видеозвонок, но камера на том конце начала подниматься вверх к лицу. Роман решил подождать, чтобы снова увидеть знакомые бесстыжие глаза.

— Хочу слиться с тобой в единое целое и испить тебя до дна. Я буду ненасытно наслаждаться каждой клеткой твоего тела.

В этот момент на экране показалось знакомое и уже ненавистное лицо. Вот только теперь на него смотрели не наглые бесстыжие глаза, а черные пустые глазницы, излучающие тьму. Роман опешил от увиденного и оцепенел. Его челюсть отвисла. По телу поползли мурашки.

— Жди меня, я выезжаю к тебе, — похотливо сказала бывшая бестия, медленно облизнув губы длинным языком, конец которого раздваивался и раскрывался подобно змеиной пасти усыпанной мельчайшими зубами.

Роман сглотнул ком в горле и прохрипел:

— Я тоже хочу. Жду тебя, — его трясущийся палец не сразу попал в красный кружок с трубкой, чтобы завершить вызов. — Охренеть, блин!!! — на всю комнату громко и эмоционально выдохнул Роман, одновременно опустив кулак на поверхность комода подобно молоту. — Нет уж, дудки! Пей сама себя, гадина, — с презрением изобразил кукиш в сторону смартфона и взял его в руки.

Открыл приложение «Такси», обозначил маршрут до вокзала. Выбрал транспорт из категории «Самый быстрый». После чего, заметался юлой по квартире, собирая сумку и между делом одеваясь.

Через четверть часа, Роман, одетый и с сумкой в руках, незамедлительно покинул свою квартиру. Он не стал ждать лифт и пустился спешно вниз по лестнице с 13 этажа. Через несколько минут выбежал из подъезда застегивая куртку на ходу. Его многоэтажка стояла в 15 метрах от дороги. Перед домом росло немного деревьев и несколько занесенных снегом кустарников. Поэтому было хорошо видно, что у обочины стояло две машины — такси и заведенный новенький джип Чероки соседа Пашки. Роману показалось, что как-то слишком темно в салоне такси и через обычные передние боковые стекла все же должно было быть видно водителя, но он его не видел. Поэтому учитывая вероятность риска столкнуться с кем-то похожим на бывшую бестию, Роман ринулся к машине соседа. Открыл дверь и бесцеремонно уселся на пассажирское кресло.

— Привет, Пашка! Выручай! Нужно срочно на вокзал, вопрос жизни и смерти. Потом обязательно сочтемся, — закрыл дверь и протянул руку для приветственного рукопожатия.

— Во блин, свалился на голову, — Павел, улыбаясь, хмыкнул и пожал руку Романа.

— Если надо, значит, сделаем. Мы же в Братске, а значит братья друг другу, — он весело подмигнул Роману. После чего посмотрел в зеркала бокового и заднего вида. Поддал газу и Чероки резво тронулся с места.

Роман в это время обернулся и посмотрел в окно заднего вида. Таксист вылезший из машины ринулся навстречу быстро идущей бывшей супруге. У обоих были темные глазницы, и словно темная аура окутывала их фигуры. Водитель такси, видимо, что-то ответил ей. После чего они вместе устремились быстрым шагом к подъезду. В этот момент Чероки свернул, и Роман более не видел происходящего. Собственно, там уже нечего было смотреть. Он вовремя сбежал из квартиры и совершенно правильно сделал, что выбрал машину приятеля. Выйдя из недолгих размышлений, Роман услышал знакомый голос чтеца Влада из радиопередачи «Модель Для Сборки», а Павел слушал радио и терпеливо ждал пояснений приятеля. Долго ждать не пришлось.

— Ты не поверишь Пашка, что произошло в моей жизни за последние несколько часов. Я и сам не особо пока еще верю в происходящее.  Эдгар Аллан По нервно курит в сторонке, — спокойно и с какой-то легкостью сказал Роман глядя на вечернюю дорогу.

— Я тебе верю, Ром. Особенно, после увиденного, как твоя бывшая, словно злобная гарпия, неслась к подъезду с таким же злобным таксистом. То еще зрелище, — слегка посмеиваясь, ответил Пашка, сбавляя скорость перед светофором.

— Было ощущение, что это квазимодное чучело — ее новый ухажер. Поправь меня, если ошибаюсь, — шутливо продолжил он.

—Да, я тоже видел, как они ринулись вместе к подъезду. Это весьма странно, но не думаю, что он ухажер. Таксиста вызвал я, а она приехала из дома, если верить состоявшемуся до этого видеозвонку. Когда я вышел из подъезда, моя интуиция словно в набат забила, направив меня именно к твоей машине, а не к вызванному такси, — сказал Роман и сунул руку в карман в поисках смартфона.

— Вот же… смартфон дома оставил. Паш, я возьму твой? Надо билет заказать на поезд, — он протянул руку к смартфону, закрепленному в стакане.

— Конечно, возьми. У меня такое впечатление будто ты совершаешь побег из Шоушенка, но только от бывшей. Далеко и надолго собрался? — подшучивал Павел.

— Меня ждут в Северобайкальске. Не знаю, как долго пробуду там, но по возвращении обязательно загляну к тебе. Только тогда смогу в подробностях рассказать эту историю. Сейчас не готов пояснить причины моего срочного отъезда и нежданного визита бывшей, — сказал Роман, подтверждая в телефоне покупку билета на поезд.

— Ром, а ты, случаем, не попал в какую-то секту или криминальное дело? Как-то все это странно выглядит. Особенно твоя загадочность в вопросе поведать о причинах поездки и к кому едешь, — уже серьезно поинтересовался Павел.

— Нет, криминала точно нет. Если только те двое что-то не натворят. Насчет секты… не уверен, что сейчас поймешь меня…происходящее сегодня, скорее всего и есть выход из самой большой секты, — уверенно сказал Роман, убирая кредитку в карман.

— Тебе видней, исход это или начало чего-то по-настоящему грандиозного, — как-то пророчески сказал Павел и прибавил громкость звука магнитолы.

Они молчали до самого вокзала. Только по-прежнему в динамиках успокаивающе звучала радиопередача «Модель для сборки».

Глава 2. Искушение

 

Через несколько минут Чероки остановился у входа на местный железнодорожный вокзал «Падунские пороги». Двухэтажный комплекс был небольшим, но весьма уютным и современным. Качественная отделка в красных тонах и практически весь спектр предоставляемых услуг для пассажиров и встречающих. За что заслуженно он постоянно получал положительные отзывы с высокой оценкой. Пройдя через пост охраны и рамку с металлодетектором Роман направился к кассам, где взял заказанный билет. В местном буфете купил черный кофе без молока, но попросил добавить черный перец. Также приобрел несколько бутербродов с горячей котлетой. Добродушная буфетчица немного удивилась такому предпочтению пития напитка, но все же выполнила пожелание клиента. Однако не забыла предложить сливки как альтернативный вариант добавки к кофе. Через несколько минут он стоял у столика и с большим аппетитом восполнял потерянные калории. Людей немного было на вокзале. Для регионального вокзала в вечернее время здесь такое считалось нормой. Закончив свою вечернюю трапезу, Роман выкинул упаковки от еды в мусорный контейнер. После чего проследовал на выход в сторону второго перрона, где уже стоял пассажирский состав. На улице начинался снегопад и немного усилился ветер. В воздухе ощущалось, что скоро будет самая настоящая метель или может даже пурга. Согласно данным билета его вагон значился первым. Поэтому пришлось пройти вперед. Вагоны были нового образца, но Роман таких никогда ранее не видел. На обшивке цвета металлик красовались странные золотистые рельефные узоры. Стекла имели легкую тонировку, но, несмотря на это, было видно, что все купе исключительно с сидячими местами. Проходя мимо третьего вагона, Роман увидел впереди странные очертания локомотива. Его шаг немного замедлился. По мере продвижения к первому вагону удивление возросло до такого уровня, что дойдя до места сцепления вагона с локомотивом, он встал, как вкопанный и простоял так не менее минуты, рассматривая впереди стоящий шедевр инженерной мысли. После, медленными шагами двинулся вперед к его передней части. Роман не мог поверить своим глазам, что перед ним не иллюзия какая-то, а самая настоящая смесь современного локомотива с дизайном в духе стимпанка. Это чудо техники цвета металлик с золотыми вставками органично вписывалось в общий дизайн состава. Его передняя стилизованная часть с кабиной машиниста напоминала голову сокола. По бокам от основной части выступали элементы, схожие со слегка раскрытыми птичьими крыльями. Спереди в них были видны воздухозаборники, подсвеченные неоновой подсветкой, а сзади небольшие сопла, идущие в ряд. Локомотив имел плавные сглаженные линии корпуса. Все это великолепие усиливалось красивыми рельефными узорами. Создавалось ощущение, что локомотив не из этого мира, и его технические данные позволяют летать. Роман, сильно удивленный и впечатленный, вернулся к двери первого вагона, где уже в ожидании стоял проводник. Ему было где-то около 40 лет. В правильных чертах лица присутствовала какая-то жесткость, но добрая приветливая улыбка сглаживала её. Одет он был в форму темно-синего цвета. На кепке красовалась позолоченная кокарда с летящим вверх соколом в треугольнике, от верхней части которого исходили лучи.

— Добрый вечер, Роман и добро пожаловать на наш поезд. Меня зовут Михаил. Рады видеть, что вы все же добрались до нас вовремя, — сказал проводник и искренне по-доброму улыбнулся. Не было здесь искусственной услужливой улыбки, какая обычно бывает у обслуживающего персонала.

— Добрый вечер. Я тоже рад. Простите, но откуда вы знаете мое имя? — спросил несколько озадаченный Роман.

Проводник расплылся в улыбке и немного посмеиваясь, сказал:

— В эпоху цифровых технологий – это уже норма, — он достал из кармана планшет и сверил протянутый Романом билет с данными устройства.

— К тому же это моя работа и если честно запомнить имена 13 пассажиров не составляет труда, — убрал обратно в карман планшет, после чего жестом руки пригласил в вагон, — прошу подняться на борт.  Я покажу ваше купе.

— Странно, что в этом направлении так мало пассажиров, — удивился Роман входя в вагон.

— Ничего странного. Просто избранных мало, — но в этот момент, резкий сильный порыв ветра унес с собой слова про избранных и Роман просто не услышал их.

— Я впервые вижу такой локомотив, да и вагоны. Какой завод выпускает такие причудливые поезда? — не скрывая удивления и восхищения, поинтересовался Роман.

— Это экспериментальная модель от НИИ «РЖД». Она сочетает в себе передовые технологии и новаторство в дизайне. Так сказать, чудо инженерной мысли в симбиозе с креативом маркетологов ради поднятия престижа компании, — с какой-то легкой лукавостью сказал проводник и подмигнул Роману, словно он хотел услышать именно такое правдоподобное объяснение.

Они подошли к купе с номером 4. Проводник приложил палец с кольцом к считывателю и дверь, стилизованная под красное дерево, отъехала в сторону.

— Проходите, пожалуйста. Ваше место справа у окна. Соседнее место свободно, так как пассажир не смог прибыть для посадки на поезд, — сказал проводник, добавив ноты разочарования в пояснение о нем.

— Два других пассажира уже подходят. Pelle sub agnina latitat mens saepe lupina*, — задумчиво и пространно сказал проводник и тут же с доброй улыбкой весьма оптимистично продолжил, — Я верю в вас Роман. Вы обязательно достигнете пункта назначения.

Проводник быстро вышел из купе и Роман не успел поинтересоваться переводом сказанной фразы. Он убрал сумку в отсек для багажа, после чего присел на своем место у окна. Кресло имело анатомическую спинку, регулируемые подголовник с подставкой для ног. Справа был широкий подлокотник, плавно переходящий в столик примыкающий к стене, в которой виднелись розетка и несколько USB портов, а также регулируемый светильник и откидывающийся ЖК-экран. Столик имел выдвижную часть, которая фиксировалась непосредственно перед сидящим в кресле. В ее поверхности было несколько углубленных ячеек под стакан и прочие предметы. Таким образом были оборудованы все сидячие места. Роман высоко оценил комфортабельность купе. «Видимо в РЖД произошли кардинальные изменения в лучшую сторону для клиента. Жаль, что внутренняя политика страны так положительно не меняется в отношении своих граждан», — подумал Роман. Он посмотрел в окно. Там начиналась самая настоящая пурга. Его размышления прервал тихий звук открывающейся пневматической двери. Перед купе стоял священник плотного телосложения в зимней черной рясе с воротником из соболя, а за ним худощавый светловолосый юноша в полупальто из шерсти. На их плечах таяли остатки наметенного снега. Высокий сан служителя выдавал его чересчур важный горделивый вид и служка, а не дорогая верхняя одежда. Он критично осмотрел купе и недовольно скривив губы спросил:

— Позволите войти в купе?

Роман тоже внимательно осмотрел его и одобрительно ответил:

— Входите, пожалуйста, если вы, конечно, не ошиблись номером купе.

— Молодой человек, ошибаются простаки, а мы уж точно не из этих. — Заносчиво ответил священник и вошел в купе.

Он быстро снял зимнюю рясу и передал служке, а тот быстро повесил ее в отдел для верхней одежды. Потом служка достаточно живо затащил тяжелый чемодан с сумкой в купе и убрал их в отсек для багажа. После чего, сняв с себя пальто известного британского бренда, убрал его и присел на свободное место рядом со священником. С облегчением выдохнул и улыбнулся всем сразу, но в тоже время никому. Вот только улыбка была явно фальшивой. В это время состав плавно тронулся с места и за окном замелькали фонарные столбы. Из-за темноты и пурги невозможно было разглядеть что-то еще. Священник тем временем достал из внутреннего кармана небольшой блокнот в кожаном переплете с золотой ручкой. Раскрыл его, что-то прочитал, а потом сделал какую-то пометку. Пока он писал, на его полноватой холеной руке красовались дорогие часы от известной швейцарской фирмы Ulysse Nardin. Закончив делать записи, он поднял глаза на Романа и фальшиво улыбаясь, сказал:

— Забыл представиться. Епископ Владлен, а это мой служка Валечка, — представил епископ себя и как-то слащаво служку.

— Приятно познакомиться ваше святейшество. Меня зовут Роман.

— Значит, вы у нас римлянин, а ведь по виду и не скажешь. Ваше лицо не обладает римскими чертами, да и гардероб на вас без признаков итальянской классики, как и состоятельности. Вы скорее современный представитель безликого народного большинства, а не человек высокой породы, — улыбаясь, съязвил епископ.

Роман беззлобно улыбнулся и, не повышая голос, парировал заносчивому епископу:

— Вы совершенно правы, священник, что я не принадлежу к кругу современной знати, состоящей из состоятельных чиновников, олигархов и воров, которые с запачканными руками блистают богатством. Я родился в офицерской семье и вроде все должно было быть отлично, но еще в детстве в нашей семье начали происходить почти шекспировские или библейские трагедии, одна за другой. Поэтому не пошел по стопам отца и деда. Не связал свою жизнь с военным делом. Пошёл своим никому неведомым путем. Сам добивался благ от жизни, стараясь стойко переносить все трудности жизни, тем самым укрепляя свой дух. Поэтому я не обеспеченный финансово, но вот вы богаты и слабы духом.

— Да как ты… — епископ побагровел и хотел было встать с кресла, но рука служки, легшая на плечо, остановила его и усадила обратно.

Служка продолжал притворно улыбаться, только его взгляд стал пронзительным и жестким. Он успокаивающе гладил рукой плечи и спину епископа. Роман даже подумал, что этот прислуживающий юноша сейчас больше напоминает гейшу с кукольным лицом, которая позволяет своему господину чувствовать себя важным человеком. Епископ немного успокоился. Слегка прищурился и продолжил елейным голосом беседу.

— Едете навестить родных, отдыхать или деловая поездка? — поинтересовался епископ.

— К родным, — коротко ответил Роман.

— А у нас деловая поездка. Нет времени на отдых. Всё в трудах, да заботах о пастве, — неспешно сказал епископ и как-то хищно улыбнулся. После чего снова спросил, — К родителям или иным родственникам?

Роман не сразу ответил, так как отвлекся на окно. Из-за летящего навстречу снега и полной темноты, а также отсутствия привычного стука колес, создавалось ощущение, что поезд летит в бескрайних просторах космического океана. Он повернулся к священнику. Пристально посмотрел ему в глаза и прервал так сказать театральную паузу.

— Еду к Богу, — искренне улыбнувшись, ответил он служителю церкви.

— Что за вздор и ересь?! — побагровев, воскликнул епископ, снова пытаясь встать с кресла.

Служка опять удержал его рукой и усадил обратно. Епископ немного ослабил ворот и наклонил корпус вперед в сторону оппонента. Пристально посмотрел в глаза Роману и категорично с жесткостью в голосе заговорил:

— К Господу можно прийти только через лоно церкви! Если каждый вольнодумец вздумает пойти к Господу в обход священника, то это уже анархия. Поэтому церковь направляет свою паству. Она пресекает подобные богохульные вольнодумства и определяет, кто достоин прийти к Господу!

Епископ вытер рот шелковым платком и словно змея прошипел:

— Человеку дано право выбора, но не свобода! Он раб Господа, созданный служить ему, а церковь поставлена над человеком, чтобы управлять им!

С улыбкой на лице, но печалью в голосе Роман ответил епископу:

— Вот смотрю на вас и вижу, что катары, видимо, были правы в своей концепции, считая церковь отступницей от учения Христа и называя ее синагогой Сатаны. Как писано у Матфея «По делам их узнаете их». Выслушав вас епископ, у меня невольно возникла крамольная мысль, а не церковь ли является князем мира сего?

В этот момент со стороны служки раздалось животное рычание и взгляд епископа метнулся в его сторону. На лице священника отчетливо проявился испуг, а сам он вжался в кресло, трясясь от страха. Кукольное лицо служки исказила злобная гримаса и карие глаза вспыхнули красным огнем. В купе зловеще замерцало освещение. Служка бесцеремонно схватил епископа за грудки и швырнул в дверь словно мешок.

— Заплыл жиром мозг епископа. Забыл пастырь, что его задача завлекать овец в стадо, — сказал служка, голосом зрелого мужчины презрительно посмотрев на священника — слуга он мой, как и легион других представителей жречества, власть имущих, богачей и воров. Не дано падшему в грязь стать князем, но каждый слуга в отсутствие хозяина мнит себя им. И этот не исключение из правила.

Увиденное сильно потрясло Романа. По коже побежали мурашки. Это действительно было страшно. Только самообладание, а также память о произошедших событиях в квартире, не дали трусливо сбежать из купе. Видимо, все же сработала защитная функция организма, и вместо простого вопроса, он слегка дрожащим голосом съязвил:

— Так вот, блин, какой ты аленький цветочек.

Служка повернулся к Роману. На его лице была самая настоящая дьявольская улыбка.

— Вы посмотрите на него. Он еще и шутник. Может ты, пока не сознаешь серьезность ситуации, но время шуток закончилось. С тобой дьявол говорит, — злобно и громко сказал он.

Уже более спокойно без дрожи в голосе, снова улыбаясь, ответил Роман:

— Вы совершенно правы. С чертом я только что говорил, — и указал кивком головы в сторону дрожащего священника.

Дьявол посмотрел на епископа, и тот еще больше побледнел от страха.

— Тебе пора на выход.

Служка вытянул руку в его сторону. Тремя пальцами, словно когтями, схватил воздух и медленно поднял руку вверх. Священника подняло и оторвало от пола. Дьявол сделал резкий взмах рукой, как будто бросил мяч в окно. Священник с громким криком вылетел из купе, через окно словно призрак и растворился среди мириад снежинок в непроглядной тьме. Роман вскочив с кресла, пытался поймать епископа, но его руки врезались в прочное стекло. Он повернулся к дьяволу и зло крикнул:

— Зачем же так?!

Дьявол зло оскалившись, резко поднялся на ноги пытаясь схватить Романа, но его юношеская рука сначала уперлась в невидимую преграду, а потом ее с силой отбросило назад. Взвыв от боли, он другой рукой приблизил поврежденную руку к себе, быстро дуя на ее краснеющую кожу. В этот момент открылась дверь купе. Перед входом с грозным видом стоял проводник Михаил. Он указал пальцем на дьявола. Отчетливо громоподобным голосом сказал:

— У тебя нет права причинять ему боль! — вспыхнул золотым светом Михаил, ослепляя дьявола, но не Романа.

Дьявол, пронзительно завизжав, сжался в комок, закрывая руками глаза от ослепительного света:

— Не надо! А-а-а-а-а-а-а!!!

Свет ослаб став тонкой оболочкой Михаила и через несколько секунд исчез.

— Твое время на исходе дьявол, — сказал он и закрыл дверь купе.

С бледным кукольным лицом, боязно, моргая глазами, дьявол все же распрямился и нормально сел в кресло. Совершенно забыв, что до этого у него сильно болела рука.

— Вот и поговорили как всегда, — с нотами обиды, негромко сказал он, глядя на дверь вытирая рукой слезы.

— Сам виноват. Нечего было руки распускать и пусть слугу, но все же человека выкидывать из купе лишая его жизни, — резко и с укором, без страха, сказал Роман.

Дьявол посмотрел внимательно на Романа. Возникшая пауза в разговоре несколько затянулась. Потом, он словно вернувшись от размышлений, обычным голосом служки сказал:

— Роман, неужели вы думаете, что я просто убил его? О нет, мой путник. Там за окном, если умирают, то это всё! Окончательно и бесповоротно. — вспыхнули огнем его глаза.

— Рай, ад, чистилище – это всё системы созданные Богом, но они существуют в системе созданной кем-то еще, словно воздушный пузырь в бескрайнем океане, — указал он пальцем на окно.

У Романа похолодело все внутри от услышанного. «Жаль беднягу конечно, но теперь он точно знает, что поезд летит через неведомое и опасное пространство», — подумал он. Тем временем дьявол продолжил.

— Давай-ка так. У тебя много мелких грешков и все это мелочь. Хотя, как ты знаешь, из мелочей складывается общая картина. И все же за тобой есть один эксклюзивный грех. Его тяжесть не только тяготит твою душу, но и делает тебя особым клиентом моего предприятия под названием «Ад». Однако… несмотря на это… он тебя призвал, — задумался дьявол на несколько секунд — Так вот дружок мой. Давай так. Ты сейчас зовешь Михаила и говоришь ему, что это не твой путь. Мол передумал встречаться. Я тут же прощаю тебе твой грех, из-за которого погиб твой отец. Вычеркиваю его из известной книги. Тебе останется только дожить свою земную жизнь и более не грешить. Когда помрешь, ангелы под белы ручки отправят тебя в Рай. Все счастливы. Самый настоящий Happy end. По рукам? — опасливо протянул руку дьявол.

Роман брезгливо посмотрел на нее, а потом в глаза дьяволу.

— Ты настоящий искуситель. Этого у тебя не отнять.

Довольный дьявол по-ребячески улыбнулся, а Роман продолжил.

— Ты прав, есть на мне грех, и он действительно тяжелый. Мое малодушие погубило родного отца. Подобно Адаму совершил свой грех. Я постоянно каюсь Богу в этом. Молю его и отца о прощении. И вот здесь и сейчас, ты предлагаешь мне снова проявить малодушие. Удвоить свой грех обманом Бога. Я грешник, но не дурак. Извини дьявол, но пошел ты к черту! — сказал Роман и с презрением сложил фиги на обеих руках. — дудки тебе, а не сделка!

Кукольное лицо дьявола исказила недовольна гримаса.

— Вижу… окреп ты не только умом, но и духом. Молись, чтобы не проиграть в надвигающейся развязке. Пощады не будет тебе и всем остальным, — страшным голосом прошипел дьявол и не оглядываясь вышел вон из купе.

Роман сглотнул ком в горле. Закрыл глаза и попытался ровно дышать, расслабляя напряженное тело. Так он просидел несколько минут, пока не услышал звук открывающейся пневмодвери. В купе зашел проводник Михаил. Он взял руку Романа и накрыл ее своей теплой ладонью.

— Не бес путает человека, а он сам по праву свободы выбора и в силу слабости духа выбирает тот или иной грех, который показывает дьявол. Тем самым прочно связывая себя с греховным миром и утрачивая путь к вознесению, — сказал с печалью в голосе Михаил, — Все будет хорошо. Ты просто верь в Отче, и себя.

Роман почувствовал тепло рук Михаила, которое просачивалось через его руку и распространялось по всему телу, даря, покой и умиротворение.

— Сейчас пришло время молитвы. Помолись Роман. Наш поезд уже прибывает, — сказал Михаил и посмотрел в окно.

Там за окном, стремительно светлело. Можно было уже разглядеть облака и горизонт, где утренней зарей величественно восходило солнце. Роман смотрел на это великолепие и молился.

— Отче наш. Прости мне мои грехи и прегрешения. Спаси и сохрани мою душу. Убереги ее от дьявола и укрепи в борьбе с искушениями. Наставь на путь истинный и не дай сойти с него. Благодарю тебя за то, что ты есть и даруешь свое благо твоим сынам человеческим.


* Под шкурой ягненка часто скрывается нрав волка (Русский аналог – волк в овечьей шкуре)

Глава 3. В гости к Богу

 

У подножия холма поезд остановился возле небольшой платформы с названием «Тенгис лама». Вокруг непроглядной стеной стоял лес. Проводник Михаил открыл дверь вагона и напутственно сказал Роману:

— Осталось немного. Поспеши. Он ждет тебя.

Роман искренне поблагодарил Михаила и сошел на платформу. Поезд почти сразу двинулся дальше и через несколько минут пропал из виду. Только птичье щебетание нарушало царящую тишину и не единой живой души вокруг. Он ступил на малозаметную тропу и пошел вверх по склону холма. Почему-то именно в этот момент в его душе возникли сомнения и неуверенность в себе. Они буквально завладели его разумом. Ему казалось, что все его действия являются какой-то дикой и придуманной фантазией разыгравшегося разума. Он шел и чуть ли не вслух разговаривал сам с собой. «Что если этого ничего не было в действительности, и он вообще сейчас в какой-нибудь больничной палате напичканный психотропами или он действительно здесь, но по причине своего сумасшествия?» — думал Роман и все выше поднимался по склону. «Да, если в действительности я ехал в купе с дьяволом, позволил бы он мне дерзить и хамить ему? Он бы как Тузик грелку порвал меня и сказал бы, что так и было» — продолжал рассуждать. «Я иду к Богу. Вот сейчас скажи кому, он повертит пальцем у виска и объявит меня сумасшедшим.

— Сейчас бы позвонить Пашке, — сказал Роман вслух самому себе.

Он поставил сумку на землю и присел на корточки перед ней. Долго рылся в ее содержимом, но искомого не нашел. Закрыл ее и стал быстро ощупывать свои карманы в надежде, что все же не забыл смартфон дома. В карманах ничего похожего не было, но обнаружил записку с коротким посланием.

«Верь в Отче, и себя!»

— Краткость ­– сестра таланта Михаила. Весьма напутственно и убедительно, — вслух сказал Роман.

Посмотрел вперед, вздохнул и продолжил путь. Через некоторое время он вышел на плато с другой стороны холма. Его взору предстал великолепнейший вид достойный кисти великих художников. Огромная бесконечная водная гладь уходила к горизонту и по бокам вздымались ввысь величественные горы покрытые снежными шапками. Над ними в небесах, в космическом пространстве совершали свое движение несколько планет. Зачарованный прекрасным видом Роман простоял какое-то время. Потом закрыв глаза, сделал глубокий вдох самого чистого горного воздуха, который слегка вскружил голову. Неспешно выдохнул и, улыбнувшись, открыл глаза. Повернулся к холму и уверенной походкой направился к бревенчатому двухэтажному дому.

Роман поднялся на крыльцо и подошел к массивной двери, из-за которой послышался знакомый голос:

— Вы слушаете «Модель Для Сборки» на радио «Энергия». Нарсисо Ибаньес Серрадор – Высокая миссия.

— Модель Для Сборки? Вот те на, — изумился он.

Собрался духом. Постучал в дверь и, решительно открыв её, вошел в дом со словами:

— Здравствуй Отче!

 

Автор рассказа Роман Бакатуев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *